Притча о том, как советник Лю и Сайи рано утром стояли под воротами города.

Как-то советник Лю и Сайи отправились по делам в далёкий город. Они добирались туда много дней и, наконец, в одно прекрасное утро достигли его ворот.
Светало. Ворота, обычно закрытые на ночь, стражники ещё не отворяли, и люди, пришедшие в город из окрестных деревень, громадной толпой сгрудились у самого въезда в город, подпирая друг друга со всех сторон, теснясь и задыхаясь от толчеи, ими же и созданной.
Советник Лю и Сайи расположились в сторонке от толпы, с некоторым удивлением взирая на происходящее.
Лица людей, особенно тех, кто постарше, были обращены к закрытым воротам, глаза и носы — устремлены на окованные железом доски так, будто в них таился некий смысл всей их тяжёлой жизни, будто там, за воротами, их ждал невероятной силы и чистоты свет, способный осветить надеждой их уставшие души.
— Чего они так ждут? — шёпотом спросил Сайи учителя.
— Когда их пустят в город, — будничным тоном ответил Лю.
— Их там ждёт что-то хорошее или необычное? — вновь спросил Сайи.
— Думаю, что нет, — все также равнодушно ответил советник.
— Тогда почему они так толпятся, так упорно поджимают впереди стоящих? Они могут куда-нибудь не успеть?
— Это вряд ли, — вздохнул Лю.
— Но посмотрите, они напряжены и устремлены, будто в одном порыве… Откуда такое рвение?
— Видимо, они привыкли так жить, ведомые ближайшими задачами и управляемые кем-то из-вне. Они зависят от внешней цели, объединяемые стадным чувством, потерявшие себя в стремлении чего-то достичь.
— О, как они несчастны! — ужаснулся про себя Сайи.
— Возможно, но сами так не считают, — сказал Лю, будто прочитал мысли ученика, — просто у них никогда не хватало времени для самих себя…
Лю и Сайи созерцали безмолвную толпу, застывшую в ожидании назначенного часа. При этом Сайи ощущал себя чужаком, изгоем, стоящим перед мычащим стадом, готовым в случае чего растоптать его, наглого вольнодумца и одиночку.
Он уже ощущал такое много лет назад до встречи с советником Лю, но теперь точно знал, что стал другим человеком, вовлечённым в иное, высокое действие, которое для этих людей оставалось пока скрытым за семью печатями.
Сайи прислушивался к себе и чувствовал, как презрение, жалость и сострадание, захватившие было его поначалу, шипя, огрызаясь и невнятно бормоча, уступают место милосердию, готовности помогать этим невероятно чужим для него людям.
— Не стоит обманываться насчёт этих людей, — с иронией прервал его размышления Лю, — на их спинах держится страна, и в своих делах они разбираются не хуже, чем мы в своём.

Из книги Юртаева В.М., Юртаевой Н.Б. «Повести дерева Зы, или притчи о советнике Лю и о тех, кто был с ним в те годы», часть 2., которую вы можете приобрести в Центре Классической Йоги.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *